Уважаемые посетители сайта! В связи с техническими проблемами заказы временно не принимаются. Приносим свои извинения за причиненные неудобства. Администрация Setbook.

Интервью: Маша Трауб: «Мои книги – это художественная литература, а не автобиография». Интервью с писательницей.

Маша Трауб: «Мои книги – это художественная литература, а не автобиография». Интервью с писательницей.

В своих книгах вы часто пишите о своем муже, ребенке, маме, подругах. Как ваши родные и близкие  относятся к этому? Они не против того, что об их привычках, характере и т.д. узнают тысячи людей из ваших книг?

Мои книги – это художественная литература, а не автобиография. Образы родных и  близких – собирательные. Конечно, я отталкиваюсь от каких-то деталей, историй, которые произошли со мной или с детьми, но никогда не «списываю» с жизни буквально. Мои близкие «не видят» в героях книг себя, они видят литературных персонажей. Кстати, очень многие читатели, которых я вижу впервые на встречах, говорят мне, что истории, которые я описываю, случились в их жизни. С точностью до деталей. Для меня это комплимент.

Насколько ваши книги – «Плохая мать», «Вся la vie», «Дневник мамы первоклассника» автобиографичны?

У меня есть мама – это правда, у меня есть муж и дети – это тоже правда. Мой сын ходил в первый класс – это тоже правда. Знаете, это как у автора детективов спрашивать, сколько человек он убил в реальности, а у фантаста – верит ли он в инопланетян на самом деле. Писатели, как актеры. Актеры на сцене имеют возможность прожить несколько жизней, стать на время другим человеком. Так и у меня – я проживаю жизнь своих героев. На бумаге. У меня есть книга – «Ласточка». Она о двух сестрах, о ненависти близких людей. У меня до сих пор спрашивают, как я общаюсь со своей сестрой, при том, что я – единственный ребенок в семье.

Вы помните свои ощущения, когда взяли в руки вашу первую напечатанную книгу?

Я – журналист, поэтому привыкла видеть свои тексты и фамилию, что называется, на бумаге. Поэтому какого-то особого потрясения не испытала.  Зато помню, как лежала в роддоме, готовясь рожать второго ребенка, и соседка по палате читала мою книгу, расхваливала меня, то есть автора, строила догадки, какая я на самом деле. На задней обложке была моя фотография – до беременности. Я не выдержала и гордо сказала: «Вообще-то это я». Соседка посмотрела на фотографию, на меня, опять на фотографию и, наконец, произнесла: «Ой, да ладно!». Такие ситуации мне очень дороги – посмеяться над собой  всегда полезно. 
 
Когда я читала вашу книгу «Вся la vie», я не могла удержаться и зачитывала мужу вслух целые страницы. Он очень смеялся, но на мое предложение прочитать книгу, ответил отказом. Мол, это  женская литература! А как вы сами оцениваете свои книги? Это исключительно женское чтиво или нет?

Мои книги – это жизненное чтиво. Меня читают и женщины, и мужчины. В последнее время мужчин даже больше. А делить произведения по гендерному признаку мне кажется бессмысленным.

Почему ваш роман называется «Плохая мать» – ведь ни одна из героинь не была плохой матерью?

Каждая мать, какой бы замечательной она ни была, считает себя плохой. Это нормальная реакция материнского сердца – вечный испуг, что я «что-то не додала», «чего-то не доделала». На матери лежит ответственность за ребенка. И любая твоя ошибка сейчас может обернуться трагедией в будущем. Хочется, чтобы дети были счастливее, лучше, умнее и талантливее нас.

В Интернете присутствует много отзывов на ваши книги. Многие обвиняют вас в чрезмерно пессимистичном настрое, в «беспросветности». «Если вам плохо, почитайте Машу Трауб, станет еще хуже». Вы согласны с этим?

Столько же отзывов, где люди говорят, что мои книги можно читать, если хочется посмеяться и отохнуть. У каждого свое ощущение и мера счастья, несчастья, юмора и горя.

 В вашем новом  романе  «Любовная аритмия» главные герои безумно любили друг друга и мечтали быть вместе. Был ли у них шанс создать семью, или им суждено любить на расстоянии?

В этом романе я не писала о безумной любви с хэппи-эндом. Нет ее там. Я писала о том, на что человек готов пойти ради другого человека, не обязательно мужчины. Я писала о судьбе, которая может  или не может измениться. О граблях, на которые один человек наступит, а другой – обойдет. Любовь, неожиданная встреча, случайные слова – только катализатор. Но не вся жизнь. Я писала о жизни, которая происходит, когда у любви, как в кино, уже пошли титры.

Над чем вы сейчас работаете?

Скоро выйдет книга «О чем говорят младенцы». Она веселая, смешная, искренняя и очень добрая. Она об обычной семье, бытовых заботах, маленьких радостях в виде обеда, не разбрызганного по стене кухни и больших горестях в виде разбитых коленок. Я писала ее от лица маленькой девочки, своей годовалой дочери, которая еще не умеет говорить, но все понимает. Я захотела взглянуть на нашу жизнь ее глазами. И – дать возможность читателям посмеяться.

Интервью подготовила Елена Сай, специально для SetBook

товаров нет
Facebook   Twitter   VKontakte

Каталог товаров